September 10th, 2004

Про бабушек

Очень многим в том, что я сейчас из себя представляю, я обязан бабушкам.
Одной, отцовой матери, полуграмотной властной крестьянке я обязан жизнью.
Она твердо верила, что несмотря на все медицинские прогнозы, мое дохлое тело выживет и способствовала этому как варварскими с точки зрения той же медицины средствами, так и уходом и кормлением (есть я в детстве не хотел совсем, и до сих пор кормление вспоминаю с долей безысходности).
Но, когда я уже пошел в третий класс, Баба Аня умерла и с той поры очень большую часть моей жизи стала занимать другая бабушка.
Она была полной противоположностью отцовской матери. Веселая матершинница и атеистка, певшая мне вместо колыбельных революционные песни, мужененавистница принципиально вырастившая дочь в одиночку.
Баба Рая отличалась абсолютной щедростью и безхозяйственностью.
Работала она медсестрой, уборщицей, участковым врачом, в какой-то канцелярии писала бумаги... но сумела вырастить дочь главным генетиком области. Свою зарплату и пенсию Баба Рая спускала за день-два на раздачу долгов и подарков, а потом жила святым духом: в ее маленькой квартирке в центре города всегда было много гостей, гости приходили со своей едой - и прожить было всегда можно :-) Здесь всегда было тепло...
И когда смерть пришла за ней я был на самых удивительных похоронах в моей жизни.
Сначала, на кладбище, ведущий (здоровый мужик с густым професиональным голосом) ничего не мог понять. Хоронят старенькую медсестру. Стоит немаленькая толпа. Все ревут так, что слова сказать не могут. Только кто-нибудь начинает: "Тетя Рая..." а дальше только слезы...
И так, наверное, час. Пришлось ему почти все говорить самому.
А потом, в той маленькой кваритирке, на поминках народ начал смеяться. Просто потому, что мы опять здесь встретились - и рады друг другу. Потому, что здесь никогда-никогда не было тоскливо-грустно. И даже Настю, девчонку, которую бабушка много раз вытаскивала из плохих кампаний, сидевшую с абсолютно серым лицом смогли расшевелить. Несколько бабушкиных родственников, не любивших ее и пришедших посидеть с каменными лицами скоро сбежали - а мы вспоминали...
И так светло было.
И смерть была бессильна...

Благоглупость и смирение

Тут один хороший человек обозвал мою позицию "благоглупостью".
Судить не мне, но хотелось бы определиться в терминах.
Классическая ситуация, когда "ударили по правой щеке - подставь левую" может быть и смирением, и благоглупостью - в зависимости от контекста.
Когда на человека сваливается неприятность, когда больно и обидно есть три выхода.
1) Можно стонать о несправедливости мира, признавая свою несвободу и бессилие. Это уныние, которое грех. Потому что несвобода - это не жизнь, жизнь - это когда живешь так, как хочешь.
2) Можно полностью принимать то, что на тебя сваливается и мазохистически отдаваться течению жизни, отказываясь от человеческого права страдать и изменять свою жизнь. Это благоглупость.
3) Можно извлекать урок и силу из того, что на тебя свалилось, (страдание от слова "страда" - работа), выбрать свою точку изменения мира и двигать его. Это смирение. С-мир-ение, мир - он движется...
и С-часть-е человеческое - быть частью этого движения.

P.S. Этим мне здесь очень нравится Attorney http://www.liveinternet.ru/showjournal.php?journalid=636018 - появился в дневниках, обсудил проблему, принял решение - и снова в бой!