March 1st, 2013

келег

Про то, как Папа ушел

Достаточно жесткая статья о том, как Папа Римский проиграл свою войну, получив удар в спину.
Свобода от Бога

«Вера позволяет разуму лучше исполнять его функцию и лучше видеть то, что ему свойственно. Именно здесь располагается католическая социальная доктрина: она не претендует на то, чтобы придать церкви власть над государством. И не желает навязать тем, кто не разделяет веру, принадлежащих ей взглядов и способов поведения. Ее целью является формирование понятий добра и зла в сфере политики и способствование — на этой основе — росту понимания истинных требований справедливости и готовности действовать, руководствуясь ими, даже когда это противоречит личным интересам».
***
Первый симптом тяжелой цивилизационной болезни — установка на конвенциональность права, сведение его к «общественному договору», ибо в таком случае оно превращается отнюдь не в компромисс, как представляют себе либеральные теоретики, а в навязывание воли сильных несогласным.
«Что именно следует считать истинным и праведным, определяется большинством, — писал тогда еще кардинал Ратцингер. — Иными словами, закон беззащитен п­еред прихотями большинства и зависит от осознанного понимания им общественных ценностей в каждый из о­тдельно взятых моментов, а оно (понимание) переменчиво и подвержено множеству факторов».
***
Из конфиденциальных писем, обращенных к папе, финансовых отчетов и других бумаг следовало, что некоторые иерархи церкви отмывали десятки миллионов е­вро, другие предавались гомосексуальным утехам, а ­кто-то и вовсе совмещал то и другое.
***
А 17 декабря, по версии авторитетной итальянской г­азеты La Repubblica, на стол Бенедикту XVI легли два 300-страничных тома в красных бархатных обложках, из которых следовало, что масштаб катастрофы куда с­ерьезнее.
***
Предлагая светскому миру отказаться от идеи конвенциональности закона, права и власти, понтифик столкнулся с тем, что внутренне осознаваемой истины нет и внутри вверенной ему церкви. Что и здесь теперь во главе угла компромисс, баланс сил и соглашение, диктуемое больше не библейскими соображениями, а светской религией свободы, политкорректности и уважения к правам меньшинств. Освобожденный от всех материальных нужд европеец приходит в церковь в поисках «д­уховных скреп» и обнаруживает там ту же свободу, обернувшуюся смысловой пустотой.
И в этой ситуации папа Бенедикт XVI, который так точно подметил все слабые места секуляризованного мира и вроде как даже определил план наступления на них, п­овел себя не как полководец, а как университетский профессор, которым он, по-видимому, в душе всегда и оставался, — вернулся, так сказать, к теоретической работе.
Более того, его отречение — это поступок того самого «человека освобожденного», отказывающегося от всех формальных обязательств даже перед Богом, право которого самому решать, способен ли понтифик дальше представлять его, прежде, как правило, сомнению не подвергалось.
*************
А в собор Святого Петра в Ватикане сразу после отставки ударила молния.
Просто совпадение.