April 11th, 2013

келег

Упрямство Путина

Путин, он вполне рационален. Но иногда его "клинит" по власти  - как с Ходорковским когда-то (не простил фразы "при нормальном государстве я бы давно сидел").
И вот теперь Бжезинский его подколол: "Искандеры нам не страшны, Россия никогда не будет бомбить города, где лежат деньги российских чиновников и учатся их дети" Результат - чиновникам обрезали зарубежные счета.
http://expert.ru/russian_reporter/2013/14/chtobyi-zdes-byili-ih-dengi-zhenyi-i-lyubovnitsyi/
келег

Письма

"Я не «демократ» только потому, что «смирение» и равенство — это духовные категории, которые неизбежно искажаются при попытке их механизировать и формализировать; а в результате мы получаем не всеобщее умаление и смирение, но всеобщее величие и гордыню, пока какой-нибудь орк не завладеет кольцом власти — и тогда мы получим и получаем рабство. "
(С) JRRT Из письма к Джоанне де Бортадано

Один любопытствующий (в числе многих других) желал знать, о чем вообще «В.К.» и не «аллегория» ли это. А я сказал, что это — попытка создать ситуацию, в которой самым обычным приветствием было бы «элен сила луменн' оментиэлмо»[335], и что фраза эта возникла задолго до книги.
(C) JRRT Из письма к Кристоферу Толкину 21 февраля 1958


Оглядываясь назад, на совершенно непредсказуемые события, последовавшие за публикацией — начавшиеся сразу же после выхода в свет т. I, — я чувствую, как если бы неуклонно темнеющее над нашим нынешним миром небо внезапно пронзил луч, тучи расступились и на землю вновь хлынул почти позабытый солнечный свет. Как если бы воистину рога Надежды запели вновь, — вот так Пиппин внезапно услышал их тогда, когда судьбы Запада висели на волоске. Но «Как?» и «Почему?»
Думаю, теперь я могу предположить, что ответил бы Гандальв. Несколько лет назад меня навестил в Оксфорде один человек, чье имя я успел позабыть (хотя, сдается мне, он — личность известная). Его до глубины души поразило то, что многие старинные картины, по его мнению, были созданы как иллюстрации для «Властелина Колец», задолго до выхода книги. Он привез с собой пару репродукций. По-моему, сначала ему просто хотелось понять, в самом ли деле мое воображение питали картины, точно так же, как, со всей определенностью, отдельные виды литературы и языки. Когда стало ясно, что, если только я не лжец, то я в жизни не видел этих картин и с живописью знаком слабо, он умолк. Я заметил, что он пристально смотрит на меня. И тут он вдруг сказал: «Вы ведь, конечно же, не считаете, что написали всю эту книгу сами, правда?»
(C) JRRT К Кэрол Баттен-Фел (черновик)
http://flibusta.net/b/199928/read

У Толкиновского текста есть чудесная для меня особенность. Если я вдруг его начал читать, я уже не могу остановиться до самой последней точки.