keleg (keleg) wrote,
keleg
keleg

Юра Шевчук. Про национализм.

Начну с живой темы о национализме. Я был в Москве 11 декабря. Каждый год этого числа, уже много лет, я участвую в благотворительных концертах, посвященных вводу российских войск в Чечню в 1994 году, организованных фондом ветеранов и инвалидов вооруженных конфликтов "РОКАДА" во главе с моим другом Сергеем Говорухиным.
Еду на концерт по центру Москвы, и тут такое... Кстати, в 1995, в подвалах Грозного, мы говорили о национализме, предчувствуя последствия этой войны. Что зло, которое там происходило, добром, конечно, не кончится. Так оно и вышло. Национальный вопрос – самый острый, самый тяжелый, а для некоторых – самый простой. С ним мы сталкиваемся каждый день на улицах, в подворотнях, в темноте своей.
С одной стороны, сколько мы покрошили на Кавказе народу, погибли не только военные, но и старики, женщины, дети. Простят они нам? В ближайшие времена – вряд ли. С другой стороны, ведь жалко было отпускать Кавказ на волю, в стране преобладают настроения имперские, люди опасаются расчленения страны, дальнейшего территориального развала России, большой исторической кровью спаянной. Вот и мечемся мы между ненавистью и страхом.
Войну я тогда возненавидел... В больничном подвале, в Грозном, где одуревшие от недосыпа и криков раненых несколько хирургов и медсестер, вливая медицинский спирт в черные пасти солдат, на плащ-палатках резали, кромсали порванные конечности и животы... Подошел ко мне десантник и шепотом: "Брат помирает, Вас просит...". Пробираясь к выходу, заваленному носилками с ранеными, по скользким от грязи и крови ступеням, вижу у дверей лежащего молодого парня, уже белого от потери крови, с оторванными ногами. Он смотрел на меня и, превозмогая боль, застенчиво, как бы извиняясь: "Спойте "Осень", пожалуйста, я на выпускном в школе ее недавно слушал... ". Сглатывая все дерьмо, что у меня накопилось, я пел... пел... К концу третьего куплета он умер... Вглядываясь в его юное, с пушком на губах лицо, я думал… и ненавидел всю эту кремлевскую сволочь, пославшую его, восемнадцатилетнего, необстрелянного пацана, умирать.
Помню чеченскую бабушку, которую мы с ребятами из Центроспаса МЧС эвакуировали из Грозного вместе с другими мирными жителями и ранеными. Бабушку, сошедшую с ума, потерявшую под обстрелом всю семью и прижимающую к груди крышку от чайника - все, что у нее осталось.
Много чего помню, связанного с национальным вопросом.
Круто разглагольствовать о единой России по ящику и в чистеньких кабинетах. Круто, кося от армии или пряча от нее своих детишек в Англии и Германии, призывать к войне с внешними и внутренними врагами, надуваясь лицемерием о сильной России.
Нет ни эллина, ни иудея, говорил Христос. Все равны перед Богом. Я наслаждаюсь глубиной и совершенством многочисленных национальных культур, взаимообогащающих наши души. И в национализме ничего плохого не вижу, если он не страдает ксенофобией и фашизмом. Национальное – это наши предки, научившиеся в борьбе за выживание жить вместе, ощущать в испытаниях руку родни по крови. Что может быть ближе?
Братство народов. Возможно ли оно? Да, если все будут равны перед законом. Если коррумпированная милиция за деньги не будет выпускать из-за решетки юного горца, убившего русского парня. Если для закона нет национальности, он ближе к Богу. Вспомним: нет ни эллина, ни иудея...


http://lenta.ru/conf/ushevchuk/
Очень советую прочитать полностью.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments