keleg (keleg) wrote,
keleg
keleg

Эмпатия и предательство души

http://sapojnik.livejournal.com/1326223.html 



Рассмотрение начнем с одного из наиболее бросающегося в глаза отличий. Многие уже не раз обращали внимание, что у нас в России люди как-то на удивление толерантны к огласке различных случаев террора мирных граждан, садизма, пыток в милицейских отделениях и в тюрьмах, «судебным ошибкам», в результате которых невиновные люди получают невероятные сроки, и т.п. 

Не раз отмечалось, что россияне удивительно спокойно переживают даже самые шокирующие вещи – скажем, случаи насилия и жестоких убийств детей. В той же Европе – как, например, не так давно в Дании – публика гораздо более возбудима: их небольшие (по сравнению с российскими мегаполисами) города то и дело сотрясают многотысячные, порой даже стотысячные демонстрации и митинги, устраиваемые возмущенными гражданами, прознавшими, к примеру, об орудующей в стране банде педофилов-убийц или чем-то в этом роде. А что творится, если вскрываются факты пыток со стороны «правоохранителей»! 

У нас же – тишина. Хотя в массовые медиа периодически проникают дикие, по европейским меркам, скандалы: то смерть арестованного по ложному обвинению Магницкого в тюрьме от пыток и отсутствия медпомощи; то недавно вскрывшиеся факты пыток в Санкт-Петербургских и казанских отделениях милиции; то массовые убийства мирных женщин и детей по типу Кущевки… Можно вспомнить и грандиозные катастрофы, связанные с человеческими жертвами – например, взрывы на шахтах или та же авария на СШГЭС – в западных странах такие жуткие по своим последствиям события тоже, как правило, становятся поводом для различных акций гражданского протеста. Не говорим уж о таких весьма неоднозначных по результатам действий спецслужб терактах, как «Норд-Ост» и Беслан: во многих странах спецслужбы не смогли бы столь вольно отнестись к сохранности жизней заложников (в особенности женщин и детей) ИМЕННО потому, что побоялись бы сильного общественного резонанса. Как видим, в России это не создало спецслужбам практически никаких проблем – никакого «низового» резонанса просто не было.
***************

Было официально и строжайше воспрещено остальным колхозникам пускать в свои дома ночевать или греться выселенных. Им надлежало жить в сараях, в погребах, на улицах, в садах. Население было предупреждено: кто пустит выселенную семью — будет сам выселен с семьей. И выселяли только за то, что какой-нибудь колхозник, тронутый ревом замерзающих детишек, пускал своего выселенного соседа погреться. 1090 семей при 20-градусном морозе изо дня в день круглые сутки жили на улице. Днем, как тени, слонялись около своих замкнутых домов, а по ночам искали убежища от холода в сараях, в мякинниках. Но по закону, установленному крайкомом, им и там нельзя было ночевать! Председатели сельских советов и секретари ячеек посылали по улицам патрули, которые шарили по сараям и выгоняли семьи выкинутых из домов колхозников на улицы. 
Я видел такое, чего нельзя забыть до смерти: в хут. Волоховском Лебяженского колхоза ночью, на лютом ветру, на морозе, когда даже собаки прячутся от холода, семьи выкинутых из домов жгли на проулках костры и сидели возле огня. Детей заворачивали в лохмотья и клали на оттаявшую от огня землю. Сплошной детский крик стоял над проулками. Да разве же можно так издеваться над людьми
Мне казалось, что это один из овчинниковских перегибов, но в конце января или в начале февраля в Вешенскую приехал секретарь крайкома Зимин. По пути в Вешенскую он пробыл два часа в Чукаринском колхозе и на бюро РК выступил по поводу хода хлебозаготовок в этом колхозе. Первый вопрос, который он задал присутствовавшему на бюро секретарю Чукаринской ячейки: «Сколько у тебя выселенных из домов?». «Сорок восемь хозяйств». «Где они ночуют?» Секретарь ячейки засмеялся, потом ответил, что ночуют, мол, где придется. Зимин ему на это сказал: «А должны ночевать не у родственников, не в помещениях, а на улице!» 
После этого по району взяли линию еще круче. И выселенные стали замерзать…
****************


P.S. Мы тут недавно в Зиме были, Ульянка родословную восстанавливала. Это ?:%?;%а. 1937, 1937, 1937, 1938, 1941 - мужиков, переживших те годы практически нет т.к. там основная работа - железная дорога, а ее зачищали особенно тщательно.  Обычная история - женился, жена умерла, осталась дочь. Женился второй раз - опять умерла, еще дочь. Женился третий раз, родили четверых детей, забрали в 37. И осталась третья жена с шестью детьми одна воспитывать. Причем помогать и сочувствовать нельзя.
Другая история. Один выжил, т.к. его друг предупредил - и он сразу с работы сел на поезд и уехал в другой город. Вернулся через 20 лет, ничего никому никогда не рассказывал. Предупредившего его друга вычислили и расстреляли. 

Подумалось, что мы внуки тех, кто сломал себя, кто предавал друзей и оставался глух к замерзающим за окном - чтобы выжить.
Сочувствовать было нельзя, культивировалась лишь агрессивное втаптывание в грязь того, на кого укажут газеты.
Государства того уже давно нету, а рефлекс остался. 


Subscribe

  • Война

    Большая война - всегда провал политики. Ордена исполнителей это чаще всего некомпетентность или предательство руководства, почти каждый такой орден…

  • ...

    Видел, как глухонемой общается по смартфону, языком жестов через видеосвязь. 21 век, да.

  • Политика и нравственность

    Интересные мысли на очень волнующую меня тему https://yandex.ru/turbo/vz.ru/s/opinions/2021/2/9/1084041.html *** Уверенность в своей личной…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

  • Война

    Большая война - всегда провал политики. Ордена исполнителей это чаще всего некомпетентность или предательство руководства, почти каждый такой орден…

  • ...

    Видел, как глухонемой общается по смартфону, языком жестов через видеосвязь. 21 век, да.

  • Политика и нравственность

    Интересные мысли на очень волнующую меня тему https://yandex.ru/turbo/vz.ru/s/opinions/2021/2/9/1084041.html *** Уверенность в своей личной…