keleg (keleg) wrote,
keleg
keleg

Военные сборы

Разбередили вы мне память и пошла она вспоминать.... так что держитесь :-)
1994. Лето. Универ едет на военные сборы!
Форма, портянки, сапоги, короткие волосы. И пыль, пыль, пыль.... в кузове идущего по степной дороге крытого грузовика ее столько, что иногда не видишь и сидящих напротив. Когда улыбаешься, пыль сыплется вниз и тогда проявляются черты знакомых по универовским высоким коридорам лиц. 

Как меняет людей форма - только что мы были джинсово-свитеровые лохматые математики, а теперь посыпанные пылью солдатики. И форму нам выдали старенькую, военного ещё образца. Лица вокруг вроде знакомые - но такие другие, будто в кино какое попал. Приходит мысль что в войну, которая Великая Отечественная,  мальчишки вот совершенно так же ехали... даже страшно немного, будто время назад вернулось и рядом может ухнуть снаряд.
Прыжок вниз. Нет, не с парашютом - всего лишь из кузова на землю. От каждого, после приземления, поднимается маленький, но очень похожий на атомный, гриб. Да, какие-то военнные здесь ассоциации всё время возникают, хоть тихо и спокойно.
Степь, граница с Монголией, роща Круглая. До ближайшей воды 8 км, до ближайшего жилья - 12. Палатки и высокое небо.
Жарко... +40 в тени.
Первая же ночь расставила все по местам,  уже на следующий вечер все, не обращая внимания на жару, залезали под двойные одеяла и шинели. Ночью хорошо если +5 есть, что в палатке очень даже чувствуется. Когда стоишь на часах, время можно определять просто посмотрев вокруг. И послушав. В 11:30  замерзает и исчезает мошка. в 12:30 исчезает комарье, остаются только звезды.... Они большие и близкие. Если смотреть на них долго-долго, (а что делать еще часовому ;) то звезды становятся всё больше, больше, больше,...  и наконец, нет - не взлетаешь,  а теряешь равновесия и очухиваешься. Физики, проходившие службу вместе с нами, несколько раз засыпали на посту а наши удальцы утаскивали у нах совершенно детсадовского вида грибки, под которыми должен стоять часовой. И прятали подальше :-) Математики же были железно настороже и, несмотря на еженочное желание физиков отомстить, ни одного своего грибка врагу не проспали! Так и жили. 
Офицеры наши жили чуть поодаль и воспринимали сборы как отпуск - могли гулять и пьянствовать до поздней ночи, но всегда утром объявляли подъем чистенькие и свежие.Это вызывало уважение - железные люди! Вообще надо сказать, что с офицерами нам очень повезло Артиллеристы тем знамениты, что должны много и быстро уметь считать. Полная подготовка стрельбы это 40 минут расчетов, и потому дубов среди офицеров у нас не было:  умение считать это надежный признак интеллекта. Физикам-противотанкистам, стрелявшим прямой наводкой, повезло гораздо меньше: они стонали и кляли судьбу, мы же продолжали почти университетское (с поправкой на военку, конечно) уважительное друг к другу существование.  Ну, а когда мы с первого снаряда попали в дерево за 15 километров и отстрелялись лучше начальства... но это было потом :-)
А пока обед. Поллитра мутно-белой воды на человека, долженствовавшей изображать из себя суп. И стакан мутно-желтой, притворявшийся чаем. Отстранили кладовщика и поваров, поставили своих. Стало можно жить  - картошка деликатес, но гороха и гречки было много. Впрочем, здесь сколько не съешь, но через три часа беготни опять голодный, как будто только что родился и не ел еще ни разу.
Вода. Это такая непрозрачная железно-блестящая жидкость, которой выдается по фляжке в день. Когда вода только заливается во фляжку из большой и горячей от солнца  бочки, она еще незрелая и желтая от обеззараживающей все вокруг хлорки. Но в процессе перемешивания во время активной строевой подготовки хлорка, соединяясь с алюминием фляжки, придает воде красивый серебристый цвет и настоящий металлический вкус. Правда наши самые крутые спортсмены, однажды бегавшие ночью в самоволку до реки - купаться (8 км туда, 8 обратно), говорили что там много совсем другой воды... :-)
А еще мы красили палочки известкой и посыпали дорожки песком. Как без этого? Надо украшать степь! Но, правду сказать, степь та сама по себе завораживает, колдует, тянет на заунывные монгольские песни. Кто не был, хорошо это снято как раз где-то в это время недалеко от нас Михалковым в "Урге".  Но я отвлекся.
Год на дворе был раннеельцинский и до предела бардачный. Воинская часть, к которой мы дожны были быть приписаны, исчезла с лица степной земли и потому вместо изучаемых нами на военке три долгих года гаубиц M30 (старье 38 года) нам добыли гораздо более передовые Д30. Три штуки. Все неисправные.
И 60 снарядов с полным зарядом. Их обычно не применяют на учениях - износ орудий большой, да и разорвать может. По сим причинам когда мы, в свою ненаглядную, из трех аварийных одну единственную, собранную гаубицу, первый снаряд зарядили, все попрятались. Но, после страшного грохота, унесся снаряд в цель по правильной траектории, а пушка осталась на земле целехонька.... правда, опять же, это было много позже, уже на стрельбах.
А пока надо было всё это заработать - и еду, и гаубицы, и снаряды. Почти стратегическая игра :-) И драли мы траву вокруг огромных складов с боеприпасами (чтоб не вызывала возгорание). Раскатывали на бревна огромные заброшенные блиндажи, целый подземный город. Топорами как-то разобрали целый дом из гипсоблоков и сложили в штабеля. Много рук -сила, как-то взводом легко подняли и отодвинули в сторону "волгу", мешавшую парковаться нашему УРАЛу.
А еще запомнилось, как тяжело и страшно падали из сгнившего и развалившегося в руках ящика на бетон 122 миллиметровые здоровенные снаряды. 18 кг штука, до сих пор помню. И знаешь, что их фиг взорвешь случайно - взыватель на вращение в стволе взводится, а все равно как-то очень не по себе. Очень.
Строевая. Рравнение напрра-во! И подбородок выше. По психологии такой поворот головы значит: "думай о будущем с оптимизмом". И пока песня не получится веселой и дружной, обеда никому не видать. Один круг до столовой и назад, второй, третий... и уже отчаянно-голодно-зло-весело:

Пожелай мне удачи в бою.
Пожел-ай мне-е-е у-да-чи!

Пели мы принципиально только Цоя. Офицеры одобрили.

Но высокая в небе звезда
Зовет меня в путь!

Первый день стрельб - стреляют противотанкисты, мы же стоим в патрулях воркуг и не пускаем заблудших (овец и машин) под осколки. Булка хлеба и две банки тушенки на двоих, и целый день тишины и спокойствия... Спим по очереди. Два главых желания там - есть и спать. Много-много.
А завтра наш день. Я попал не на КП, (где считают и корректируют огонь - далеко впереди) а на огневую. Где стреляют.
Знаете, что такое дульный тормоз? Это такая штука на стволе гаубицы, которая отбрасывает часть пороховых газов назад, уменьшая отдачу.
А так как пороховые газы создают звук, а сзади гаубицы стоим мы -  выстрел это ОЧЕНЬ громко. Очень - это значит, что стоять можно только лицом или спиной к орудию, открыв рот, чтоб евстахиевы трубы давление внутри вовремя выровняли.  А если попадешь во время выстрела боком к орудию, волна воздуха влетает в одно ухо и, чтоб не вылетела с мозгами через другое, рефлекторно улетаешь вместе с ней на землю. Больно.
Сбивающий с ног звук, он такой медленный на самом деле! Уже снаряд улетел вдаль и где-то там, за холмом, куда-то попал, просвистев осколками положенные двести метров. Уже с КП все просчитали, дали поправку и заряжается новый снаряд. И только тогда долетает до нас на своих воздушных кральях тяжелое уханье разрыва.... 15 км. Сорок пять секунд.
А еще отдачей поднимает тучу пыли и впечатление, что всю эту гаубицу разорвало нафиг. Но пыль оседает и вот она стоит, ждет следующего заряда.
 - Огонь!
 - Выстрел!
(000000000).....
Рядом стояли и в ту же сторону били чьи-то 155мм самоходки, канонада была еще та. Я же, не попавший в стреляющий расчет, (эх, отремонтировали не мою гаубицу) через пару часов грохота, нашел тень от единственного дерева и заснул в десяти метрах от этого звукового ада. Только услышишь во сне: "Огонь!" сжмаешься, ждешь грохота, и потом отпускает.... еще на несколько минут. Сон  - это святое.
И святое дело - охранять сон.
Утро, только-только начало светать. Последний день, я стою у офицерской палатки часовым, чуть внизу, в легком тумане, наш палаточный и уже родной лагерь. Все успокоились к утру, никто не кричит и не говорит во сне, стоит звонкая и холодная, как тоненькая сосулька Тишина. Кажется тронь - рассыплется... но никто не трогает. Солнце чуть выше и вдруг, где-то недалеко, неопозненная мною птица как.... заорет!  Звук - как от выстрела, по всей долине метается эхо, офигевшая птица надолго замолкает.. Но потом опять оживает тише, чуть громче... к ней присоединяются другие.
Наступает утро, жизнь продолжается.
Как быстро она летит...

Subscribe

  • Семейное разделение труда

    Моя хорошая знакомая жила до замужества с мамой. Как-то возник вопрос починки, наличия в доме инструмента. И было гордо заявлено: "Инструменты в…

  • Идеальный шторм

    Как-то все больше и больше ситуация в экономике напоминает идеальный шторм. В августе все обещает стать очень интересным. Если не раньше.…

  • Крым наш. Как Фолкленды

    "Украинские претензии на Крым очень слабы. А российские претензии, — как и наши на Фолклендские острова, — опираются на волю местных…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments